Индийские вооруженные силы с собственным народом не воюют!

Индийские вооруженные силы с собственным народом не воюют!

Итак, представим себе, что Вы — житель какого-нибудь села, расположенного в восточных штатах Индии. Вашу малолетнюю (иногда даже 9-10-летнюю) сестру насильно выдают замуж за дряхлого старика, который умирает через месяц то ли от старости, то ли от попытки консумирования брака. Затем Вашу сестру-девственницу забирают женщины и начинают готовить к обряду сожжения вместе с мужем. Ну, просто потому, что согласно местным верованиям, она тогда станет святой и ее вещи можно будет продать. Кушать-то хочется.

Казалось бы, подобные обычаи законодательно в Индии запрещены. Вот только полицейский один на 10 сел. Да и полицейского, такого же селянина, всегда можно подкупить. А то он и сам одобряет старые и добрые кастовые обычаи. Словом, государство Вам не поможет. Совсем. Вообще. Выход один — бежать в джунгли и искать страшного человека с ружьем и красной книжечкой.

Наутро, когда бедная девочка, в крови которой алкалоидов и опиатов больше (ритуальные индийские напитки), чем эритроцитов, будет подниматься на дрова для будущего погребального костра, в деревню со всех сторон войдут вооруженные мужчины, которые повесят местного жреца, а рядом с ним — всех, кто принимал активное участие в этом страшном деянии. Все остальные же жители деревни будут смотреть. Насильно. А затем брат и его маленькая сестричка растворятся в джунглях "красного коридора" вместе с теми, кого все называют наксалитами…

Причина, по которой наксалиты вот уже 50 лет ведут свою партизанскую войну, весьма проста — винтовка рождает власть. Основные районы их действия — так называемый "красный коридор" — это наиболее бедные сельскохозяйственные штаты Индии, которые, тем не менее, весьма богаты полезными ископаемыми. За то, что корпорации сгоняют жителей деревень с их общинных земель, общинникам положена компенсация — вот только правительство Индии само не знает, сколько в этой стране живет человек хотя бы плюс-минус миллион. Поэтому "Что? Какая деревня?" является самой часто встречаемой реакцией. Примерно так же весьма часто общинная земля оказывается в собственности у какого-нибудь "помещика", который приезжает и трясет бумагами "плати аренду за 20 лет и пофиг, что на эти деньги можно купить весь внешний долг США на момент 2021 года!". Плюсом к этому идет огромная, просто всепоглощающая коррупция, на прожорливый прокорм которой у нищих крестьян нет денег. А если правды кругом нет никакой, то стоит ли удивляться, что индийцы не выдержали?

Они и не выдержали. С момента восстания в бенгальской деревеньке Наксалбари прошло уже 53 года, однако маоистские партизаны продолжают действовать на территории 12 штатов Индии и на момент 2015 года (новее данных я не обнаружил) насчитывали 30 тысяч активных штыков, вооруженных всем, что может стрелять. От старых винтовок Ли-Энфилд и заканчивая индийскими копиями FN FAL. В 2004 году им удалось основать "красный коридор", который протянулся от самого края полуострова Индостан до Бенгалии и оконечности Гималаев. Несмотря на многомиллионные (как в человеческом, так и финансовом плане) усилия правительства Индии, ликвидировать его оказалось просто невозможно. Просто благодаря тем самым усилиям того же самого правительства, только в сфере экономического развития и общественной безопасности страны. Общий разгул религиозного мракобесия, якобы запрещенный в 1947 году, позволил партизанам-атеистам стать реальной властью там, где никто не может или не хочет заниматься проблемами простых людей. Миллионов простых людей.

О популярности движения говорит хотя бы тот факт, что во время переговоров лидеров наксалитов и властей штата выстраиваются огромные очереди из местных… которые желают передать коммунистам прошение о помощи. Потому что идти им просто больше не к кому. Во время таких переговоров в 2017 году в Хайдарабаде местной полиции пришлось применить водометы и спецтехнику для разгона людей, для которых сидящие напротив зажравшегося премьер-министра люди — единственная надежда.

И да, вооруженные силы Индии, которые охотно мочат мусульманских или сиккимских боевиков десятками, официально отказываются принимать какое-либо участие в боевых действиях против маоистских партизан, равно как и считать их террористами. Потому что, как неизменно повторяет каждый новый начальник индийского Генерального Штаба, "Индийские вооруженные силы с собственным народом не воюют!"…

Читай продолжение на следующей странице