Как будет отбывать наказание казанский стрелок Галявиев: пожалеет, что выжил

Ильназа ждет либо специальная психбольница, либо колония для «пожизненников»

Будущее казанского «стрелка» Ильназа Галявиева сейчас волнует многих. По разным причинам. Решение, которое примет по отношению к нему суд, с одной стороны, должно удовлетворить потребность общества в мщении, с другой – продемонстрировать, что мы все-таки живет в цивилизованном государстве, где принцип гуманности стоит на первом месте. Мы  попробовал спрогнозировать развитие событий вокруг преступника, о котором в последние дни говорят едва ли не все.

Собственно, пути у «стрелка» всего два – или он попадет в закрытую психиатрическую клинику на принудительное лечение, или получит пожизненный срок в одной из семи существующих в России колония для «смертников».

Итак, вариант первый (в случае признания «стрелка» невменяемым) – закрытая больница с интенсивным наблюдением. Больше всего маньяков и серийных убийц на сегодняшний день содержимся в Сычевской спецлечебнице, что в Смоленской области. На руках практически каждого из них кровь десятков жертв. Здесь есть не только насильники, но и людоеды.

Больница охраняется не хуже колонии, если даже не сильнее. Три зоны с колючей проволокой, надзиратели ФСИН по периметру. Но внутри это обычная лечебница со своей вполне размеренной жизнью. Какие-то заключенные-пациенты живут в корпусах, откуда их выводят только на прогулки, но есть и те, кто спокойно передвигается по территории и даже работает в лечебно-трудовых мастерских. На последних надеты   сигнальные жилеты, чтобы их можно было различить и вообще увидеть издали. Они в основном ходят в сопровождении санитаров, которые всегда в зоне риска — при себе нет ни оружия, ни наручников.  Впрочем, в кармане лежит кнопка вызова охраны ФСИН, на которую жмут в крайних случаях.

День пациента закрытой психиатрической больницы, попавшем туда за совершение тяжких преступлений, довольно уныл и тосклив. Проснулся, позавтракал, принял лекарства, погулял, посмотрел телевизор, снова принял лекарства… И так до отбоя. Свидания с родными и близкими – редкие, и на это требуется разрешение лечащего врача.

— В таких больницах стараются разделять новичков и старожилов, — рассказывает бывший сотрудник «Сычевки». – Первое время человек лежит в палате, которая запирается круглые сутки. Там зачастую даже телевизор посмотреть нельзя. За ним наблюдают, анализируют его поведение, реакции. Вдруг он по-прежнему опасен для окружающих? Кстати, в той же «Сычевке» был случай, когда один больной убил и расчленил медсестру. Женщину долго не могли найти… Но сейчас такое уже невозможно, слава Богу, потому что кругом видеокамеры.  В общем сначала пациент под усиленным надзором, а потом комиссия принимает решение о переводе его в отделение с более ослабленным режимом.

Вариант второй (если экспертиза признает его хоть и с психическими отклонениями, но вменяемым) – колония для пожизненно осужденных. Современная Россия, увы, уже сталкивалась с трагедиями массовых расстрелов, и почти все их виновные (за исключением ивантеевского стрелка, который получил не пожизненный срок, а семь лет колонии) находятся в таких заведениях. Один и них – экс-полицейский Денис Евсюков, расстрелявший людей в супермаркете. Он отбывает наказание в «Полярной сове» поселка Харп Ямало-Ненецкого автономного округа. Другой –  «русский Брейвик» Дмитрий Виноградов, убивший коллег в офисе, содержится в  тюрьме «Белый лебедь», расположенной в городе Соликамске Пермского края.

Читай продолжение на следующей странице